Rambler's Top100
InterCHARMnet: парфюмерия, косметика, новости рынка, каталог новинок, Косметика и закон, Деловой туризм, Календарь профессионала, LocalBannerNetwork LocalBannerNetwork English version

Новое на сервере

Поиск

Схема проезда
»    Выставки
   InterCHARM
      Конвенция салонов красоты
      Образовательный курс
      Школа 'Ногтевого сервиса'
   INTERCHARM professional
      Конгресс по косметологии
      Школа 'Ногтевого сервиса'
      Салонный менеджмент
   INTERCHARM professional
    Санкт-Петербург

      II Невский Конгресс LNE
   SAM-expo
   Симпозиум по
   эстетической медицине

   Форум хирургов

   BEAUTY TOP MEETING
   СЕМИНАРЫ

»    Издания
   Клуб подписчиков
   Les Nouvelles Esthetiques
   Ногтевой сервис
   Эстетическая медицина
   Интернет-магазин

»    Информация
   Лента новостей
   Новости компаний
   Пресс-релизы компаний
   Тенденции рынка
   Дайджест
   Косметика и закон
   Календарь событий
   Обучение
   Словарь терминов

»    Интерактив
   Горячая линия

»    Каталоги
   Каталог «Компании и бренды»
   Каталог интернет-ресурсов

»    Сервис
   Интернет-магазин
   Маркетинговые исследования
   Деловой туризм
   Web-мастерам

»    О нас
   СМИ о нас
   О компании
   Контактная информация
   Благотворительность
   Также мы на:   ВКОНТАКТЕ
                      ВКОНТАКТЕ


>>    Дайджест
Косметика и закон Один француз и 100 русских. Президент Chanel Франсуаза Монтене рассказывает, почему компания решила работать в России самостоятельно
Французский модный дом Chanel – один из самых старых и извес­тных в мире – ведет свою родос­ловную с 1909 г., когда Габри­эль Шанель открыла в Париже маленький магазин шляп на буль­варе Malesherbes. Сегодня Chanel – один из крупнейших произво­дителей модной одежды, аксессуа­ров, косметики и парфюмерии.

Семья Вертемер, которая полно­стью выкупила бизнес у Шанель в 1950-е гг., не разглашает финансо­вые показатели Chanel. Фактически компания представляет собой груп­пу, которую образуют сбытовые подразделения в разных странах, подразделения, выпускающие това­ры определенных групп, плюс еще несколько компаний: Erиs – про­изводитель нижнего белья; создан­ная в 2002 г. Paraffection, давшая “приют” уникальным ателье высо­кой моды; производитель косме­тики Bourjois. Эксперты по-разно­му оценивают объем продаж фран­цузской группы. Hoover’s считает, что выручка Chanel в прошлом году составила $1,1 млрд, специализиро­ванный журнал Beauty Biz называ­ет цифру в $2,2 млрд, а газета Irish Times и вовсе полагает, что продажи Chanel превышают 3 млрд евро. Но даже если опираться на самую низ­кую оценку продаж Chanel, фран­цузская компания все равно войдет в число крупнейших производите­лей товаров класса люкс в мире.

Главная звезда Chanel – немец­кий кутюрье Карл Лагерфельд (Кай­зер Карл), вот уже 23 года разраба­тывающий моду Chanel. “Я продам Chanel, когда Карл решит отой­ти от дел”, – пошутил как-то пред­правления Chanel Ален Вертемер. Конечно, эти слова никто не при­нял всерьез. Но значение Лагер­фельда для Chanel настолько вели­ко, что знаменитому немцу не воз­браняется заниматься тем, чем он сам считает нужным. В том числе и работать на другие модные дома. Например, Fendi, принадлежащий его другу Бернару Арно. Или четы­ре собственные марки, в том числе Karl Lagerfeld, KL, которые два года назад он продал Tommy Hilfiger.

Chanel нацелена на бурный рост на развивающихся рынках. В Китае к концу 2005 г. компа­ния открыла два магазина и свыше 50 косметических отделов, наняв 2000 человек. Первый собственный магазин в России у Chanel офици­ально открылся в сентябре. При­быв в Москву, президент Chanel SAS Франсуаза Монтене ответила на вопросы “Ведомостей”.

– Почему Chanel решила рабо­тать в России самостоятель­но?

– Это наша обычная практика. Пов­сюду в мире Chanel предпочита­ет контролировать свою дистрибу­цию самостоятельно. Кроме того, мы очень тщательно подходим к формированию команды, нам важ­но, чтобы люди приехали к нам во Францию и прошли школу Chanel.

– И сколько в вашей российс­кой команде россиян, а сколь­ко французов?

– Француз всего один – [гене­ральный директор ООО “Шанель”] Паскаль Йафиль, остальные – око­ло 100 человек – россияне.

– Одежда от Chanel переста­ла продаваться в Москве офи­циально с февраля 2006 г., и собственный бутик вашей марки начал работать в рос­сийской столице лишь в июле. Полугодовой перерыв – это не очень долго?

– Мы считаем, что наши клиенты очень мобильны, они много путе­шествуют, мы отмечаем большое количество русских покупателей [в бутиках Chanel] в Париже, Ниц­це, Каннах, Лондоне, в Нью-Йорке. Так что полгода – это нормально.

Для Chanel очень важно пра­вильное месторасположение, и мы затратили много времени и уси­лий, чтобы получить это помеще­ние [в Столешниковом переулке]. Еще одно наше ключевое требова­ние – качество отделки: мы пред­почитаем чуть опоздать, но сделать все идеально. Например, нам при­шлось поменять нескольких худож­ников, которые оформляли москов­ский магазин, и только третий нас устроил. Учитывая, что художников мы приглашали из Италии, это тоже отняло у нас время.

Решение начать самостоятель­ную работу в России было принятозадолго до февраля 2006 г. Модный бизнес – сезонный, поэтому мы предупредили компанию Mercury о том, что начнем работать само­стоятельно, за год до прекращения контракта – чтобы “развод” про­шел максимально мягко, в межсе­зонье. И вот осенью 2006 г. Chanel официально открыла собственный бутик в Москве – как раз когда мы начали поставлять в розницу нашу новую коллекцию осень/зима.

– Но Mercury останется ва­шим партнером?

– Да, они продолжат торговать на­шими часами. А ЦУМ – нашей пар­фюмерией.

– Одежду Chanel можно будет купить только в вашем бути­ке в Столешниковом. А будет ли компания открывать свои бутики в других городах, от­делы в крупных универмагах?

– В Москве – пока только в Сто­лешниковом, и в ближайшей пер­спективе перемен мы не планиру­ем. Но если мы сможем найти под­ходящее помещение – почему нет?

Что касается регионов, то мы ведем переговоры в нескольких городах, но пока никакие доку­менты не подписаны, говорить не о чем – все еще может измениться.

– Сколько вы выделите на раз­витие бизнеса в России?

– Мы никогда не называем цифр. Единственные цифры, которые мы публикуем, – это доли рынка Chanel в различных странах. На­пример, по парфюмерии. Тут все прозрачно, поскольку во многих странах такая статистика соби­рается на постоянной основе. Но рекламная кампания в России у нас, конечно же, будет.

– А сколько стоило строитель­ство вашего бутика в Москве? Дороже, чем в Китае?

– Дороже. На том же уровне, что в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. Московский бутик – не самый боль­шой бутик Chanel, чуть больше 300 кв. м, но для меня размеры не глав­ное. Главное, как он сделан, как бу­дут себя в нем чувствовать клиенты.

– Какова структура компа­нии Chanel?

– Группа строится по географи­ческому принципу и по отрасле­вому: мода и аксессуары, парфю­мерия и косметика, ювелирные ук­рашения. Занимая должность пре­зидента компании Chanel SAS, я отвечаю за продажи в Европе (за исключением Великобритании), за разработку и производство новых продуктов и коллекций Chanel. Все наши изделия производятся только во Франции и Италии.

– Какие страны для Chanel на­иболее важны?

– Компания Chanel с самого нача­ла была международно ориентиро­ванной. Габриэль Шанель уделяла очень большое внимание экспорту, хотя в то время мало кто об этом задумывался. Сегодня наши прода­жи очень хорошо сбалансированы между Европой, Северной Амери­кой и Азией. На каждый из этих ре­гионов приходится приблизитель­но треть наших продаж, хотя в раз­ные промежутки времени это со­отношение может меняться. У нас ведь нет специальных коллекций для отдельных стран, за исключе­нием косметики, – например, жен­щины во Франции, в России и в Индии предпочитают совершенно разные цвета губной помады. И если в одном из регионов спрос снижается, мы можем компенсиро­вать это в других.

– Какие направления бизнеса Chanel видятся вам наиболее перспективными?

– Парфюмерия. Здесь Chanel уже номер один в мире.Мне также представляется очень многообещающим рынок средств по уходу за кожей и декоративная косметика. У Chanel очень высо­кая репутация как у производителяодежды и аксессуаров. Мы хотим добиться того же и в отношении нашей косметики. С этой целью более 10 лет назад мы начали исследования в области средств по уходу за кожей. Сейчас у Chanel три лаборатории – основная во Фран­ции и еще две в США и Японии.

И наконец, часы и ювелирные украшения. Для нас часы – это именно объект часового искусст­ва, а не просто аксессуар. Поэтому в 1988 г. Chanel купила производи­теля часов в Швейцарии – чтобы быть уверенной в качестве и раз­вивать это направление.

– В коллекциях pret-a-porte Chanel появились вещи значи­тельно более дорогие, чем в среднем. Часы J12 тоже сто­ят намного дороже, чем "сред­ние" часы Chanel. Вы пробуе­те, какую максимальную цену могут принять покупатели?

– Да нет, в каждой нашей коллек­ции есть вещи более дорогие и ме­нее дорогие – так их задумывает месье Лагерфельд. Например, пид­жак, который сейчас на мне, доро­же многих других из той же кол­лекции – потому что в нем много ручной работы. С нашими ювелир­ными изделиями та же история.

Но мы никогда не тестируем наши вещи таким образом, как опи­сали вы: давайте попробуем прода­вать вот эту модель на 100 евро дороже, потом еще на 100, а если не получится, вернемся назад.

– В мире моды уже давно на­блюдается тенденция к слия­ниям. Почему Chanel не делает новых приобретений?

– Ответ очень прост: потому что мы видим громадный потенциал у мар­ки Chanel. Причем во всех секторах, где мы работаем. Мы покупали не­которые компании, но не из-за их брендов, а из-за их мастеров, кото­рыми мы были очень довольны и потому хотели, чтобы они продол­жали работать на Chanel. Чуть менее 10 лет назад мы купили компанию Erиs, потому что Erиs обладала тех­нологиями в производстве нижнего белья, которых не было у нас.

– В Chanel знали о том, что Карл Лагерфельд готовится продать свои торговые марки?

– Да.

– Почему их не купили вы?

– Месье Лагерфельда можно на­звать хамелеоном: когда он рабо­тает на Chanel – он один, когда на Fendi – другой, на свою собс­твенную марку – третий. Мы пол­ностью довольны тем, что и как он делает для марки Chanel, и нам этого достаточно.

– Менеджеры Chanel могут при­казывать дизайнерам?

– Никогда. Единственное, что я могу, – высказать свои пожела­ния: “Мне кажется, что в коллек­ции должны быть такие-то или такие-то вещи”. Но что будет в коллекции одежды, решает толь­ко Карл Лагерфельд, какова будет реклама духов – решает только артистический директор Chanel Жак Эллё.

– А в вопросах цены? Вы може­те диктовать дизайнеру: "То, что ты сделал, слишком доро­го, надо дешевле".

– Нет. Это уже наша проблема. Дизайнер создает продукт, а мы, менеджеры, добиваемся, чтобы у него была правильная цена.

– А какие лично у вас отноше­ния с Карлом Лагерфельдом?

– Мы знакомы уже почти два де­сятка лет: он пришел в Chanel в 1983 г., я – в 1988 г. Я отвечала за модную одежду в компании с 1988 по 1998 г. Я глубоко уважаю то, что он делает, и то, как он умеет рас­пределять свои силы и время меж­ду своими многочисленными ув­лечениями. Он же занимается не только модой – фотография для него тоже очень важна. Например, когда он заканчивает очередную коллекцию, он на месяц переклю­чается на фотографию и занима­ется только ею.

– Говорят, вы смирились с его хроническими опозданиями?

– Да. Если встреча назначена на 16 часов, значит, она начнется в 18. Мы все это знаем, так что можем организовать рабочий процесс без особых проблем. (Смеется.)

– А у вас есть ваши собствен­ные фотографии работы Кар­ла Лагерфельда?

– Три. Причем одна из них – на удостоверении личности. И каж­дый раз, когда я предъявляю его, люди восклицают: “Какое замеча­тельное фото!”

– Не жалеете, что ушли из Mobil Oil в модный бизнес? При таких ценах на нефть топ-ме­неджеры нефтяных фирм за­рабатывают очень неплохо.

– (Смеется.) Работа в Mobil Oil была моей первой работой. По­том я закончила бизнес-школу, пе­решла в L’Oreal и открыла для себя мир моды. Что меня сильнее все­го поразило в этом мире и больше всего понравилось – это его мно­гообразие. Судите сами: мы делаем девять коллекций в год! И деньги на этой работе не главное.

Но я все-таки сожалею о том, что не стала президентом Mobil Oil. (Смеется.)
  Автор: Александр Губский Ведомости

03 ноября 2006 года



»    Реклама
Реклама на портале
[ Баннерная система сайта interCHARM.net ]

Рассылка новостей  
Новости парфюмерно-
косметического рынка



»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Реклама
LocalBannerNetwork

»    Голосование

Извините, голосований нет!





Rambler's Top100



Поиск:

    
Рассылка 'Новости парфюмерно-косметического рынка'


Экспо Медиа Группа
"Старая Крепость"

COPYRIGHT 2000-2005

Редакция не несет ответственности за новостные и аналитические материалы, опубликованные со ссылкой на другие издания.

Powered by DGCA